Автор: В.В. Путилова, А.М. Демильханова, И.Г. Миропольцева

Сегодня, как никогда актуальной становится проблема ухода от реальности, проблема зависимости: растет число наркоманов, алкоголиков, людей, страдающих игровой зависимостью, подростков – компьютерных аддиктов, женщин с расстройствами пищевого поведения и т.д. Зависимость пронизывает все сферы бытия. “Бегством” может быть и суицид, но чаще “бегство” от реальности, вызывающей психоэмоциональное напряжение, достигается посредством изменения своего психического состояния, в основном состояния сознания, как высшего уровня психического отражения действительности. Особую группу риска составляют подростки и молодежь, так как во время психологического кризиса резко возрастает риск развития патологических форм поведения, в том числе различных аддикций.
Как показывает практика, аддикция — это проблема не только самих зависимых, но и их родителей, жен, других близких родственников. Уже установлен факт сочетания различных типов аддикции (наркомания, алкоголизм) с так называемым феноменом созависимости. Созависимость – это тоже аддикция, но более глубокая и труднее поддающаяся коррекции.
Традиционно созависимость в семье понимается как зависимость супруга, детей или родителей от члена семьи, пристрастившегося к нар­котикам или алкоголю (которого называют зависимым). Однако это только частный случай созависимых отношений. В широком смысле слова, "созависимый” человек — это тот, кто полностью поглощен жизнью другого человека, и совершенно не заботится об удовлетворении своих собственных потребностей. Можно сказать, что созависимость — это эмоциональная зависимость одного чело­века от значимого для него Другого.
Можно сказать, что созависимость – это нарушение представления о собственной психологической территории. Эти люди не знают, где заканчивается их личность и где начинается личность другого человека.
Психологическая территория проходит несколько этапов развития: от состояния эмбриона, когда нет еще собственной территории, существует полная зависимость от материнского организма, через проявление и развитие собственной территории к формированию суверенных территорий, которые свободны в своем развитии и могут оказывать взаимную помощь и поддержку, но в пределах, не препятствующих осуществлению потребностей каждого.
Нарушение границ психологической территории - это воздействие одного человека на другого с той или иной степенью насильственности (то есть без получения согласия) с целью изменить по своему усмотрению принадлежащую человеку систему представлений о себе, своих возможностях, ресурсах и своем месте в мире, заставить изменить правила и принципы, навязать чуждые цели и способы их достижения и т. д., а также самовольное использование и присвоение физической территории другого человека или его предметов физического мира.
Пилотажное исследование внутрисемейных отношений с помощью методики «Круг» показало нарушение психологических территорий в созависимых семьях.
С помощью методики «Круг» было обследовано 20 жен химически зависимых пациентов наркологического центра доктора Назаралиева (Кыргызстан, г. Бишкек) (диагноз по МКБ-10 психические и поведенческие расстройства в результате употребления героина, метадона, субутекса или другого вещества). В качестве контрольной группы было обследовано 20 жен людей, не страдающих химической зависимостью. Средний возраст составил 27 лет.
По результатам исследования 90 % созависимых жен не включают себя в собственную семью, считая круг «собой». 40 % испытуемых после напоминания помещали себя на последнее место в стороне от остальных членов семьи. В 70% изображений семьи отсутствует структура: члены семьи рисуются в хаотическом беспорядке. В то время как испытуемые контрольной группы включали себя в собственную семью (95%), располагая себя рядом с мужем или ребенком. Для рисунков испытуемых контрольной группы свойственна иерархическая организованность, структурированность (95%).
По результатам исследования, можно сказать, что психологическая территория одного чело­века неуклонно поглощается психологической территорией другого и практически прекращает свое суверенное существование. Отсюда следует фундаментальное нарушение экзистенциальной структуры созависимых. Экзистенция созависимой жены оказывается настолько тесно соединена с экзистенцией мужа, что деструкция этого бытия-вместе означает для нее деструкцию ее собственного бытия .
Созависимые считают, что это именно они ответственны за чувства, мысли, действия других, за их выбор, желания и нужды, за их благополучие или недостаток благополучия и даже за саму судьбу. Созависимые жены берут на себя ответственность за других, при этом совершенно безответственны в отношении собственного благополучия (плохо питаются, плохо спят, не посещают врача, не удовлетворяют собственных потребностей).
В такой ситуации больной не отвечает ни за последствия употребления химического вещества, ни за разрушение своего здоровья, он также безответственен по отношению к другим членам семьи, не выполняет родительских обязанностей. По мнению Э. Берна, алкоголик редко находится с кем-нибудь в двусторонних отношениях. Он может привязаться к кому-нибудь, на кого может опереться, это привязанность того же рода, что у ребенка к матери. «В этом отношении, как и во многих других, алкоголики в своем эмоциональном поведении напоминают детей, но не в приятном смысле; скорее они похожи на дурно воспитанных детей. Можно сказать, и это вовсе не шутка, что алкоголик – это человек, так и не отученный от бутылки».
Представление созависимых жен о психологических границах в семье близко первому этапу развития психологической территории – стадии эмбриона, когда существует полное включение в материнское состояние, ответственность за развитие и вся инициатива лежат на матери.
Можно сказать, что созависимые находятся в состоянии кризиса. По мнению Летуновского В.В., человек вне кризиса ощущает свой путь как прямую, направленную вперед и вверх. Кризис сгибает эту прямую и превращает в замкнутый круг. Ощущение цикличности, повторяемости, отсутствия реального движения - одно из самых характерных для подлинного кризиса личности. Личность и вся система близких отношений созависимой личности замкнуты в кольцо, в центре которого находится больной.
По мнению В. Франкла, «…жизнь сама ставит человеку вопросы. Чтобы он мог давать ответы, он должен находиться в состоянии ответственности перед бытием, - в экзистенции человек через свои поступки сам становится ответами на собственные вопросы».
Результаты исследования позволяют сделать вывод о том, что необходимым условием выздоровления становится работа с семьей химически зависимого человека. По сути дела, выздоровление – это принятие членами семьи новых ответственных решений по поводу себя и своего места в семье, структурирование своего «бытия вместе».