По данным ученых, в России насчитывается более трех миллионов наркоманов, в ближайшие годы прогнозируется увеличение этой цифры в три раза. Эти данные приводил в своем докладе профессор Женишбек Назаралиев.

«Спасибо - нет!»

Кому и чему мы вежливо, но твердо отказываем в дружбе?

Сначала немного о предыстории. В апреле 2001 года в Бишкеке прошла международная конференция, организованная Союзом журналистов России, Советом российских соотечественников Кыргызской Республики «Согласие», Медицинским Центром доктора Назаралиева (МЦН). В своем итоговом заявлении участники Бишкекской встречи, среди которых был и главный редактор «Вечерней Москвы» Валерий Евсеев, констатировали явную недостаточность объективной и системной информации в борьбе с таким поистине вселенским злом, коим является наркомания.

По данным ученых, в России насчитывается более трех миллионов наркоманов, в ближайшие годы прогнозируется увеличение этой цифры в три раза. Эти данные приводил в своем докладе профессор Женишбек Назаралиев. В его Центре исцеляют 87 процентов наркоманов, обратившихся за помощью. Но доктор Назаралиев считает, что нужны общая стратегия и идеология борьбы за здоровое и нравственное общество, государственные программы, которые должны патронировать президент страны или его супруга (это, кстати, принято в мире).

Название «Спасибо - нет!» мы позаимствовали у профилактической программы против вредных привычек. Она родилась в Польше и получила поддержку во многих странах земного шара.

Герой нашего сегодняшнего ВЫПУСКА - Женишбек Назаралиев.

Мы хотим познакомить вас с выдающимся доктором и его уникальным методом лечения, предлагаем прочитать его книгу «Избавь и прости», которую читатели называют «библией наркомана».

Наркоман в законе

На пороге эпидемии

Распространение наркотиков в России приняло такой характер, что во весь голос о наркоэпидемии заговорили не только медики, но и политики. Депутат Госдумы РФ, Председатель комиссии по профилактике беспризорности и наркомании среди несовершеннолетних Вера Лекарева выступила на слушаниях в парламенте за ужесточение наказания по 228 статье УК, которую называют «наркоманской». Она считает, что за убийство детей, вовлечение их в наркоманию, торговлю детьми нужно карать очень жестоко - вплоть до смертной казни.

Доктор Назаралиев, присутствовавший на слушаниях, имеет свою точку зрения. По его мнению, наиболее разумно борются с распространением зелья в Китае. Профилактика, лечение и наказание там действуют в строгой организованной сиситеме. Результат налицо. Китай - одно, если не единственное, из государств, где число наркоманов не растет, а сокращается.

Ж.Назаралиев

Врач должен забыть слово «неизлечимо»

Женщину принесли на носилках. У нее отнялись ноги, и она уже долгое время не могла ходить. Доктор что-то произнес негромким ровным голосом, а потом раскинул руки и приказал больной подняться и идти к нему. Она, не сводя с него глаз, встала и пошла: шаг, другой, третий...

Этим доктором был Болсунбек Назаралиев. Двенадцатилетний Женишбек тогда счел отца чудотворцем и только потом понял, что он использовал традиционный в психотерапии способ лечения: словами, жестами, интонацией ввел больную в гипнотическое состояние и помог ей мобилизовать скрытые возможности нервной системы.

Теперь с таким же изумлением и поклонением люди смотрят на самого Женишбека Назаралиева.

Доктор, исцеляющий от страшного недуга
Слава о бишкекском Медицинском Центре Назаралиева уже давно перешагнула границы Кыргызстана. Сюда едут со всего мира: и лечиться, и учиться. Пять принципов, разработанных здесь, на первый взгляд, не содержат ничего сверхоригинального.
Во-первых, абсолютная добровольность лечения, во-вторых, полная демократичность (то есть пациент не ограничен в передвижениях ни внутри клиники, ни вне ее), в-третьих, больной принимается в Центр только в сопровождении близкого ему человека (метод лечения с «созависимым» лицом). В-четвертых, полная открытость технологии. В-пятых, избавление больного не только от физической, но и от психической зависимости. Но это-то и есть самое трудное.

Врачам Центра удается освободить большинство своих пациентов от пагубной страсти.

Во всяком случае, результаты исследований, проведенных по самым строгим критериям ВОЗ, показали, что эффективность новых технологий лечения наркомании, предложенных Назаралиевым, превышает международные показатели в несколько раз. Здесь вылечивают 87 процентов больных.

Конечно, это вовсе не означает, что в Бишкеке полностью победили наркоманию. Больше того, Женишбек Назаралиев убежден, что человечество еще много-много десятилетий вынуждено будет жить рядом с этой страшной болезнью. Но обуздать ее распространение можно, лечить ее можно и нужно, а поставить заслон «наркобизнесу» - святая обязанность государства.

- Свою часть работы мы делаем. Из тех, кто лечился в нашем Центре, - говорит Назаралиев, - многие навсегда отказались от потребления зелья, кто-то (послабее) перешел с «тяжелых» наркотиков на алкоголь, курение. Это уже очень много. Любой шаг навстречу здоровому образу жизни должен быть поддержан.

- О ваших методах лечения говорят по-разному. Некоторые восхищаются, некоторые возмущаются. Есть и такие, кто перед вашей фамилией ставит большую букву Ш, имея в виду слово «шаман».

- Все, что мы делаем, имеет научную и практическую основу. Никаких случайностей. Строгая система. Единый план лечения вырабатывается терапевтами, психиатрами, наркологами, докторами других специальностей. А в слове «шаман» ничего оскорбительного не нахожу. Шаманизм - это исток, первопричина появления современной психотерапии. Кстати, в нашем роду, если покопаться, можно найти и народных целителей. Так что, называя меня шаманом, мои оппоненты скорее делают мне комплимент, чем вызывают обиду

Из рода Кытай

По отцовской линии Женишбек - из рода Кытай, ветви киргизов на территории Тянь-Шаня, восходящей к тюркам дочингизхановских времен. В бабушке старинный ханский род саяков (другой ветви киргизов) - воинственных и сильных - внуки ощутили во всей красе. Властная и строгая, она держала семью в ежовых рукавицах.

Со стороны матери предки, как бы теперь сказали, - сплошь гуманитарии. Самый знаменитый - Эсерке. Его можно вполне назвать дипломатом, поскольку лет эдак семьсот назад именно ему правители поручали улаживать межплеменные конфликты, и делал он это настолько успешно, что имя его осталось в истории.

Еще была прабабушка Айше, которая слыла ясновидящей, поскольку могла не только предсказать дату собственного замужества, но и предупредить соседей о возможной краже коровы. Впрочем, и до нее в семье прорицателей и врачевателей было предостаточно. Способность лечить внушением и гипнозом в роду Назаралиевых передавалась из поколения в поколение. Женишбек, став врачом, этот свой дар использовал при создании метода лечения наркомании.

Передалась ли уникальная способность его сыну, доктор Назаралиев пока не знает. Но то, что у парня мужской характер, - проверено, считает он. «Улан у нас воин. С 6 по 10-й класс учился в школе при военной академии в США. Вот такой спартанец. Вдали от мамы, папы жил четыре года и никогда не ныл. Честно говоря, мы с женой очень скучали и очень волновались за него. А доченька еще маленькая - 2 года. Пока трудно сказать, какие черты предков заговорят в ней».

Грехи молодости

Может быть, желание закалить характер сына, научить его противостоять соблазнам легкой жизни у Женишбека появилось от того, что сам в юности чуть было не попался на удочку вечного «кайфа».

- Началось все на студенческой «картошке». Днем мы честно помогали пополнять закрома родины, а вечерком, пропустив по кругу папироску со смесью табака и гашиша, веселились в сельском клубе, - честно рассказывает Женишбек. - Сначала мне все это не очень нравилось, потом пришли некие ощущения: вроде бы мысли глубже, чувства ярче. Знал, что в студенческой «общаге» ребята варили «ханку». Кто в чай добавлял, а кто и кололся. Мне хватало курева раз в месяц, но о друзьях я не очень-то беспокоился. До тех пор, пока один из них, хороший талантливый парень, не погиб от передозировки. Именно тогда я сказал себе: «Нет».

- А проблемами наркоманов вы стали заниматься под впечатлением смерти друга?

- Нет. Так сложилось. Я по специальности психиатр, как и мой отец. После окончания института начал заниматься наукой и подрабатывал в психоневрологическом диспансере. Лечил алкоголиков методом Рожнова, который медики называют «собачьим», поскольку он вызывает тошнорвотный рефлекс. Тогда и понял, что семейными способностями к внушению не обделен. Пациенты просились ко мне на лечение, и в клинике я скоро стал популярен. Именно тогда самостоятельно нашел способ эффективной помощи страдающим от алкогольной зависимости. Среди моих пациентов появились люди, которые перестали тянуться к выпивке не потому, что боялись рвотных судорог, а потому, что потеряли всякий интерес к ней. И самой большой наградой мне стали слова отца: «Жениш, ты нашел свою корку хлеба». Это означало, что он признал во мне коллегу.

Свое первое в жизни авторское свидетельство на изобретение способа лечения хронического алкоголизма я получил в 1990-м, через два года после заявки. Потом получил и патент. Тогда же почувствовал впервые и настороженность медицинских чиновников, хотя они находили меня, когда в помощи нуждались иx родственники или «нужные» знакомые.

Говорят, нет худа без добра. То, что я когда-то попробовал наркотики, помогает мне в работе. Я вовсе не сторонник такого медицинского опыта, но уж коль моя судьба сложилась так, то я свои познания использую с наибольшей пользой. И тот факт, что в государственной клинике я не смог в полной мере применить найденную систему лечения, сыграл свою положительную pоль. Пришлось искать иные возможности. Так я создал первый в СССР и СНГ частный медицинский центр, основанный на авторской технологии.

Катарсис по Назаралиеву

Женишбек честно признается, что, начиная исследования в области наркологии, не был спокоен за свою жизнь (а значит, и за будущее своей семьи). Пациенты в основном были весьма специфические, стоило только посмотреть на наколки, чтобы «прочитать» насыщенную биографию измученного болезнью человека. Но, как ни странно, криминальные «авторитеты» оказались дисциплинированными и благодарными клиентами. Больше того, они стали настоящими союзниками врача в борьбе с наркоманией и даже установили запрет на пронос в клинику наркотиков. Были два-три случая, когда уличные наркоторговцы сильно поплатились, попытавшись сбыть товар пациентам Центра. Авторитеты их вылавливали и наказывали по-своему. Больше «продавцы» в клинике не появлялись.

- Вообще, когда мы только начинали создавать свой Центр, одна из местных газет, зная о наших мытарствах, безденежье, о препонах, которые ставили нам чиновники, написала: «В конце концов, больницу для наркоманов построят сами наркоманы», - говорит Женишбек. - В принципе, так и вышло. Мы лечили, на полученные средства сначала арендовали помещение, потом выкупили его и построили современный лечебный корпус и санаторно-реабилитационную базу.

Узаконить наркотик?

Говорить о легализации наркотиков с доктором Назаралиевым - приблизительно то же, что дразнить быка красной тряпкой. Заводится с пол-оборота.

- Какая легализация? Кто это выдумал? Нет этого нигде в мире, ни в одной стране. Наши «знатоки» ссылаются на опыт Голландии. Да нет там никакой легализации. Даже термина такого нет, - возмущается он. - Есть терпимое отношение к лицам, употребляющим легкие наркотики (марихуану, гашиш и грибы, которые вызывают галлюциногенные переживания). Для них открыты специальные кафе-шопы. Все это узаконено, все идет через лицензию Минздрава. Больше 500 граммов ни одно такое заведение не имеет права держать у себя. Больше 5 граммов одному посетителю нельзя продавать. Лицам до 18 лет не разрешено посещать эти кафе. Какая легализация? Кроме того, раньше там было более полутора тысяч кафе-шопов, сейчас порядка 800. Сокращают их число. Да, есть метадоновая программа (в порядке эксперимента пробуют и героин) - это когда человек может получить дозу в аптеке (так же, как диабетики) по специальной карточке. А то, что шприцы раздают, тоже не легализация. Это профилактика против СПИДа.

У нас тем более нельзя о легализации вести речь. Мы не готовы, люди толком не знают разницы между легким и тяжелым наркотиком.

Сейчас некоторые политики лоббируют метадоновую программу, не думая о том, что нет у нас для этого условий. «Метадоновый» больной должен зарегистрироваться, «засветиться» для общества и наблюдаться страховыми компаниями. Вы же понимаете, что мы до этого просто не доросли...

Cветлана Бударцева

Встреча с мэтром

Весть о том, что peктор МГУ Виктор Садовничий пригласил прочитать лекцию на факультете фундаментальной медицины профессора Женишбека Назаралиева, разнеслась среди студентов мгновенно. То, что на лeкцию придет лидер молодежного «Единства», депутат Госдумы Алeксандра Буратаева, придало встрече еще более интригующий характер. Поэтому после занятий студенты не торопились, как обычно, расходиться - в просторной аудитории собралось около сотни будущих врачей.

Ребят интересовали история создания Центра, методики лечения, препараты и средства, при помощи которых пациентов удается вводить в то особенное состояние, которое и позволяет сделать решающий шаг, разрывающий внутреннюю связь со страшным зельем. Очень эмоционально проблему восприняла студентка 4-го курса Настя.

- Как правило, наркоманами становятся от безделья «богатенькие сынки». А вот ребята победнее, попавшие под власть наркотиков только потому, что в эту пропасть их толкнула сoциальная среда, едва ли позволят себе подлечиться в вашем высокогорном центре, ведь одна дорога в Бишкек стоит очень дорого. А других клиник, владеющих уникальной методикой, в стране нет. Почему опыт не распространяется?

Назаралиев терпеливо объ­яснял молодым коллегам: су­ществует, например, весьма эффективная методика избав­ления от алкоголизма, разрабо­танная Довженко. Однако когда ее попытались растиражировать, оказалось, что лечить с такой же отдачей у других врачей просто не получается.

То же самое и с «катарсисом по Назаралиеву» (так называ­ют метод знаменитого докто­ра). Его нельзя продавать, как технологию изготовления биг­маков. Это тонкая единичная работа, «штучный» товар.

После встречи студенты дол­го не расходились, разговаривали о том, что не плохо бы ужесточить наказание за распространение наркотиков, пусть даже смертную казнь для этого придется разрешить ... Когда мы уже собрались уходить, студентка Оксана переписала у меня телефон Московского представительства клиники Назаралиева. «На всякий случай, - объяснила она, - может, пригодится ..."

Елена Вавилова