Доктор Жизнь: как русский эмигрант запугал наркокартели Нью-Йорка

Вы здесь

Сделка не предвещала ничего необычного. Пустая квартира, посреди стол с аптекарскими весами. Торговец, по виду пуэрториканец, протягивает «покупателю» на лезвии ножа кокаин – попробовать.

Получив одобрение, взвешивает товар на весах. Заворачивает в фольгу. Крупный план: набухшие пальцы в фольге растирают белые комки в порошок. Продавец пересчитывает доллары. Все правильно – 100. По $ 20 за грамм. Он не знает, что номера купюр в полиции переписаны. Продавцу дают выйти из квартиры, но не скрыться – на улице его забирают…

Отрываю взгляд от монитора экрана. Алексей – высокий рыжеволосый мужчина в строгом темном костюме довольно потирает руки. Странно, но этот выходец из бывшего СССР возглавляет специальный отдел по борьбе с наркооборотом в большом Нью-Йорке. На многочисленных кассетах в огромных стилажах хранятся подлинники агентурных донесений, всех судебных процессов по делам о незаконном обороте наркотиков.

Алексей торопится. Через два часа у него встреча с серьезными людьми, известными в криминальном мире. Посматривая на часы, он посвящает меня в историю наркотизации нью-йоркских каменных джунглей.

… В начале 60-х гг. когда в США и в странах Западной Европы царило ощущение открытости общества и одним из элементов такой атмосферы было более или менее терпимое отношение к наркотикам. В некоторых кругах они считались атрибутом «шика» и входили в моду, как в свое время табак в виде сигарет и алкоголь, особенно пиво.

Употребление этих традиционных наркотиков не уменьшалось, но становилось параллельным нарастающему спросу на «новые» наркотики. Они в большей мере приносили чувство удовлетворения, веселого настроения, даже энтузиазма. В то время 2\3 американского студенчества и 1\4 всех школьников до 16 лет употребляли марихуану. Все популярнее становился опий.

Наркотики были выражением особого образа жизни, когда можно плевать на общепризнанные нормы и искусственно получать необычные впечатления и переживания. И позднее, 10-15 лет спустя, еще наблюдалась эйфория. Затем криминальная обстановка резко ухудшилась. Американцы осознали масштабы бедствия. «Сегодня для правительства США это приоритетная социальная проблема», – сказал Алеша.

В его отделе не склонны преувеличивать роль российских преступных групп в нью-йоркской уличной наркоторговле. Выходцы из России берутся за всякое дело, обещающее деньги, но их дилерская сеть не может конкурировать с давно отлаженной густой сетью колумбийских, доминиканских и итальянских иммигрантов.