Континентальные индейцы готовят ]]>кокаин]]> почти так же, как амазонские, смешивая измельченные листья коки с известкой или пеплом. Собравшись в кружок, люди племени передают сосуд с кокой из рук в руки, каждый обмакивает в порошок палец, проводит пальцем по языку и начинает энергично двигаться.

… Вслед за вождем племени уитотос я иду по деревне, мимо хижин, вокруг которых зеленеют кусты коки. С разрешения вождя с ним вместе срываю листья. Мы толчем листья коки в ступе, достаем палочкой из тыквенной бутылки известь, скатываем измельченные листья и порошок в шарик. Следуя указаниям вождя, я по его примеру закладываю шарик за щеку и стараюсь вытянуть из него хоть какое-то удовольствие. Но даже через десять, пятнадцать, минут не чувствую ничего, кроме горечи во рту.

Я уважаю чужие традиции, но моему организму все-таки милее – свои.

Зачерпнув из ступы горсть истолченного листа коки, глядя на россыпь в своих ладонях, я на миг представил себе великие превращения невзрачного и ни в чем не виноватого растения, давшего толчок мощной современной межконтинентальной индустрии с оборотом в миллиарды долларов, продолжающих будоражить криминальный мир, государственных деятелей, международную полицию. Никакое другое растение не отвлекает от мировой экономики такие огромные капиталы – равно на свое выращивание и свое уничтожение.

– Нет, - сказал вождь, как будто прочитав мои мысли.

– Мы тысячу лет жуем листья коки, которая растет у наших хижин, а больных от нее, ты убедился, у нас в деревне нет. Наверно, европейцы не знают, как смешивать высушенный лист коки с пеплом ракушки, не умеют шарик держать за щекой. Я слышал, они коку нюхают, курят, вводят иглами в кровь... Дикари!

Я хотел вступиться за Европу, но возразить было нечего...