Боб глубоко вдохнул вязкий дым марихуаны. Шумная вечеринка вновь звала его к себе. Но он не торопился. С благоговением взглянул на сигарету и не смог не отметить плюсы «пункто рохо». Смакую свои ощущения, он и не подозревал, какой путь прошла травка от опаленного солнца колумбийского плантатора до его иссушенного марихуаной мозга.

Спрос на «пункто рохо»возрос так стремительно, что колумбийские плантаторы, перевозившие товар в трюмах кораблей, прибегли к авиации. Самолеты брали на борт от трех до пяти тонн марихуаны. Когда власти всполошились, ужесточили наказание плантаторов, те выставили против правительства свои вооруженные обкуренные группировки…

Начались кровавые разборки.

Вскоре занятые марихуаной семьи, фантастически разбогатевшие, перешли на торговлю кокаином. Можно было набить кокаином хозяйственную сумку и спокойно пересекать границу – таможня еще долго принюхивалась к марихуане. Кокаин тогда употребляли редко, он был дорог. Между тем, кокаиновые наркобароны расширяли подпольные плантации.

Не прошло и двадцати лет, как несколько колумбийских семей обрели неслыханную финансовую, политическую, военную власть. Вы наверняка слышали их имена. Пабло Эскобара и Карлоса Ледера из Медельина, Gonzalo Rodriquez из Боготы, братьев Rodriquez из Кали, Pacho Herrera из Santa Cruz. Они стали владеть городами, заводами, плантациями, авиакомпаниями, конюшнями породистых лошадей, футбольными клубами…

Война между войсками и партизанами продолжается больше тридцати лет. Более 16000 повстанцев, среди них подростки в рваных майках и с автоматами в руках ведут бои против армии и против отрядов самообороны. Население часто само не может разобрать, кто против кого. С невзрачным на вид кустарником связаны интересы всех участников междоусобной кокаиновой войны