В последнее время актуальным становится вопрос о социальных нормах в употреблении нелегальных наркотиков (в основном это касается вопроса употребления так называемых «легких» наркотиков – производных конопли). Можно выделить два полюса отношения к этой проблеме:
1. «Политика нулевой толерантности». Суть ее состоит в нетерпимом отношении государства и общества к любому наркотику. В США в конце 80-х – начале 90-х гг. такая доктрина получила широкое распространение.
2. «Политика уменьшения вреда», нашедшая широкое применение в Нидерландах. Суть ее состоит в сведении к минимуму негативных последствий от употребления наркотиков на личность и общество. Отклонением от нормы считается только употребления «тяжелых» наркотиков. /Гусева, Психологический тренинг/
В России периодически поднимается вопрос о легализации наркотиков. Пока позиция государства по этому вопросу, закрепленная в Федеральном Законе «О наркотических средствах и психотропных веществах» (1997), ближе к политике «нулевой толерантности».
Хотя нельзя упускать тот факт, что по результатам социологических опросов, значительная часть молодого населения России к вопросу употребления марихуаны и других «легких» наркотиков относится терпимо.
Подводя некоторый итог, можно отметить, что в России со­циальные нормы употребления психоактивных веществ отличает терпимое отношении к употреблению алкоголя и табака, в том числе и систематическому, и относительно нетерпимое отношение к упо­треблению нелегальных наркотиков (тяжелых).
В Голландии наблюдается абсолютно иная политика. Перелет из Москвы до Амстердама занимает 2 часа, но если иметь в виду отношение правительств двух городов к наркотикам, то это – перемещение из одной культуры в другую. /Ж. Назаралиев «Избавь и прости», 5 глава, стр. 96/ Здесь другое отношение к конопляным наркотикам. Сторонники их легализации, ведя дебаты во всем мире, привлекая аргументы политического, экономического, финансового, криминального и др., напоследок приберегают неопровержимый, им кажется, аргумент: голландский опыт. В Амстердаме огромное количество кофе-шопов, где всем желающим предлагается меню с перечнем марихуаны и гашиша: таиландских, афганских, колумбийских, ямайских и мн. др. Но есть ограничения: в кофе-шопах запрещено продавать алкоголь и ]]>тяжелые наркотики]]>, а также продавать в одни руки более пяти граммов.
Сегодня в Нидерландах с населением в 15 миллионов 1200 мест открытой продажи конопляных наркотиков. Новизна нидерландского законодательства о наркотиках обнаружилась в конце семидесятых годов, когда власти провели грань между наркотиками «тяжелыми» И «легкими». К последним отнесли вещества из конопли. Критики упрекают голландцев в росте числа людей, особенно молодых, курящих марихуану, и указывают на слабые наркотики как на ступень перехода к сильнодействующим. У голландцев свои резоны: курильщики марихуаны страдают от физиологических последствий (повышенное сердцебиение, учащение пульса, нарушение двигательных функций, снижение психомоторной активности и т.д.), но физическая зависимость от каннабиса встре­чается редко, у курильщиков не находят стойкого абстинентного синдрома.
США, в отличие от Нидерландов, является страной, где к любым наркотическим веществам применяется «политика нулевой толерантности». Тем не менее, в Нью-Йорке, существуют несколько клиник по лечению опийной зависимости метадоном. Этот препарат запрещен в России, в ряде стран Азии и Африки. В Москве и других городах метадон можно купить «на черном рынке». Для многих он только новый синтетический опиат, обещающий примерно те же ощущения, что и прочие психоактивные вещества.
Американские наркологи, большинство их, с 60-х гг. настаивают на преимуществах метадона как более слабого наркотика, способного отвадить больного от пристрастия к сильному опиатному веществу. Он слабее героина, предотвращает симптомы абстиненции, в то же время снимает тягу к сильным наркотикам и т.д. /Ж. Назаралиев «Избавь и прости», глава 7, стр. 158-159/
Споры по легализации легких наркотиков идут до сих пор, как в США, так и в России. Но прийти к единому мнению очень сложно. Слишком много аргументов против. Поэтому трудно предугадать, как общество, правительство того или иного государства будут относиться к данному вопросу через пару десятков лет.