— Сеньора из какого квартала? — спрашиваю я.

На меня смотрят чистые, детские, благодарные глаза:

— Мой дом, сеньор, в Росинье, но мы могли бы с вами снять номер в недорогом отеле за углом.

Росинья — самая крупная фавела Рио-де-Жанейро и всей Латинской Америки. В ней сорок три тысячи жителей. Семья юной бразильянки живет в домике с электричеством, водопроводом, канализацией, пользуется услугами магазинов, банка, почты, ее младший брат весь день в яслях, а старший ходит в коммунальную школу.

Состоятельные жители фавел смотрят кабельное телевидение и могут брать напрокат видеофильмы. Как и в других фавелах, здесь не столько курят наркотики, сколько торгуют ими на вечерних улицах, у клубов и дискотек. Богатые наркодельцы дают людям работу и вкладывают в благоустройство фавел больше средств, чем муниципальные власти.

Может быть, поэтому, когда полиция на машинах врывается в фавелу, она не может добиться от жителей никакой информации о том, где хранятся наркотики, и кто ими торгует.

— А какой наркотик предпочитают бразильцы? — спрашиваю красавицу с розой в волосах.
— Какой захочет сеньор, тот и достанем.
— Не опасно?
— Опасно, конечно... Если мешок с марихуаной упадет с десятого этажа вам на голову!

Бразильянкам палец в рот не клади.

Не в пример мегаполису Сан-Пауло, третьему по величине городу мира, в больших количествах поглощающему крэк, наркоманы Рио-де-Жанейро предпочитают растущую в северо-западных районах бразильскую марихуану и колумбийский кокаин. Потребители опийных веществ здесь редки.

Возможно, климат для маковых плантаций не самый подходящий. Но дело не в нем, а в необъяснимой традиционной брезгливости многих бразильцев к тем, кто принимает наркотики внутривенно. Привыкшие колоться — в компаниях изгои…