Мировые столицы мира – города контрастов, где наряду с историческими памятниками и музеями соседствуют ночные заведения. Каждый второй житель крупного города пробовал наркотик, будь то экстази, марихуана, героин или кокаин.
Нью-Йорк – город-мечта, куда стремятся попасть люди из разных уголков мира. Но праздная жизнь, которую мы видим с экранов телевизоров, словно обложка журнала – красивая и нарядная, внутри же может обнаружиться отнюдь не такая прекрасная информация.
Нью-Йорк – место огромных возможностей, где каждый независим в своих решениях, делах и поступках. Однако даже признанная демократия, к сожалению, не обеспечивает социальное равенство граждан. Нью-Йорк – город, где в одном районе в ряд выстроились фешенебельные бутики и небоскребы, а в другом бедные семьи вынуждены вести жалкое существование в грязных трущобах. Но какой район бы это ни был: Квинс, Манхэттен или Бруклин – везде встречаются люди, употребляющие наркотики.
Ж. Назаралиев в своей книге «Избавь и прости» очень красочно и поэтично описал наркотический Нью-Йорк. Путешествуя по пяти континентам и изучая позитивный опыт борьбы с наркоманией, доктор не смог не посетить известный город.
«Нью-Йорк наркотический – тот же Вавилон, только с жесткой пропускной системой. Вы можете купить наркотик на Третьей и Четвертой стрит, или в Гринвич-виллидж, или в рыночной сутолоке Чайнатауна, в десятке других известных всем мест, но не сразу. Если вас не привел завсегдатай подпольного рынка, хорошо известный торговцам, вас будут цепко оценивать – не переодетый ли вы полицейский. Их множество, в том числе под видом бродяг или среди прогуливающихся по улицам длинноногих ]]>девушек]]> в мини-юбках.
Нью-Йорк наркотический – это множество молодежных общин, в том числе несовершеннолетних, со своим стилем одежды, причесок, поведения, с собственными идолами. На улицах или в парках, примыкающих к университетским кампусам, можно увидеть на лужайках группы юношей и девушек, накурившихся марихуаны или гашиша, с отрешенными лицами, склонных к депрессивным реакциям, задыхающихся в глубоком кашле. Подростки из обеспеченных семей и с высоким умственным развитием обычно враждебны к ценностям, принятым у «истеблишмента», и в кругу сверстников демонстрируют свой протест вызывающе, иногда шокирующе.
Нью-Йорк наркотический – это этнические кварталы, где на железных балконах выращивают на гидропонике марихуану. Этим не занимаются лидеры общин, влиятельные фигуры в криминальном мире. Им доставляют мешки с наркотиками для хранения и распродажи. У каждого строго очерченная территория сбыта, своя сеть дилеров и уличных продавцов. Среди наркоторговцев есть выходцы из бывшего СССР. Многие из них работают на итальянских перекупщиков. По привычке называть водку «белой» в отличие от портвейна («красного») выходцы из России кокаин зовут «белым», а героин – «коричневым».
Нью-Йорк наркотический – это специализированные наркотические клиники, реабилитационные центры, пункты бесплатной выдачи легких наркотиков для замены тяжелых; общественные фонды, созданные знаменитыми и просто состоятельными людьми для финансирования программ излечения от наркомании. Это армия молодых добровольцев из «корпуса мира», других общественных организаций, готовых бескорыстно служить в лечебных учреждениях, ухаживая за больными, помогая им при абстиненции и терпеливо снося их дикие выходки.
Здесь находится ООН, куда съезжаются президенты и премьер-министры намечать общую стратегию; штаб-квартиры международных организаций, контролирующих наркотики. Это армия полицейских, сотрудников спецслужб, агентов самой профессиональной в мире антинаркотической агентурной сети. И – множество трупов, развозимых на полицейских машинах по моргам. 20% гибнущих в автомобильных катастрофах ньюйоркцев – потребители кокаина.
Нью-Йорк наркотический – это, наконец, космические съемки коковых и маковых плантаций, подпольных наркопроизводств на обоих полушариях; радарная слежка за курсом подозрительных океанских кораблей; банки, участвующие в финансировании международных антинаркотических проектов.
Миллиарды долларов направляются на борьбу с наркотиками из федерального бюджета.
Их хватает, чтобы держать ситуацию под контролем, но недостаточно для избавления американцев от постоянной тревоги. Ожидание неприятности часто переносится хуже, чем сама неприятность – отчасти отсюда хронические стрессовые состояния, наблюдаемые в американском обществе. В том числе в среде миллионеров».