Опиаты – серьезная головная боль пакистанцев. Маковые поля здесь заалели много веков назад. Опиум употребляли сам по себе, смешивали с другими веществами и курили, иногда ели, а гурманы добавляли в чай, в прохладительные напитки.

Большинство предпочитали курить и смотрели на любителей внутривенных инъекций с недоумением. Медики применяли опиаты как сильнодействующие болеутоляющие средства, открытые еще врачами Древнего Египта, Греции, Рима. Так было до новейшего времени, когда опасность зависимости от опиатов заставила правительства спешно вносить изменения в законодательство. В шестидесятые годы нашего столетия пакистанцы стали спешно закрывать легальные опийные лавки. Но наркоманы-то остались! И нужда их не уменьшилась, а в условиях запрета стала возрастать.

На действия властей наркобизнес ответил ошеломляюще: даже двадцать лет спустя здесь продолжали собирать каждый год по восемьсот тонн запрещенного ]]>опиума]]> — больше, чем прежде, — и он находил сбыт, но уже в обход контролируемых каналов, возник огромный криминальный бизнес. Большую часть урожая дельцы переправляли в Европу для переработки в героин, а в восьмидесятых годах появились пакистанские подпольные героиновые лаборатории. Они совершенно изменили структуру производства и распространения наркотиков.

Другими становились наркоманы: их эйфория казалась причудливей и сладостней, привыкание выражалось в еще более тяжелых формах. С обращением к шприцу, чаше всего грязному, участились случаи заражения крови, распространения смертельных заболеваний. В середине девяностых годов в Пакистане насчитывалось три миллиона наркоманов. Больше половины — героиновых…

Пока Вы читали данный текст, их число возросло еще на несколько десятков человек…