С трудом протискиваюсь среди танцующих подростков. Дискотека «Тоннель» – на углу Двенадцатой авеню и Двадцать седьмой стрит, самая крупная в Манхэттене. Здесь собирается до 5000 подростков. Я подошел к одному – по всем приметам торговцу – с вопросом: «Экс?»

Молодой человек сунул было руку в карман, но, вскинув на меня глаза, покачал головой. Что-то не внушило ему доверия – я все-таки был старше его обычных клиентов.

В кассе отдаю $20 за входной билет и после досмотра, как в аэропорту, попадаю зал с оглушительной музыкой и пронизанный лазерными лучами. В полутемных углах юноши и девушки дают полную волю своим чувствам, усиленным наркотиками.

Нью-Йорк наркотический – это множество молодежных общин со своим стилем одежды, причесок, поведения, с собственными идолами. На улицах или в парках, можно увидеть на лужайках группы юношей и девушек, накурившихся ]]>марихуаны]]> или гашиша, с отрешенными лицами, задыхающихся в глубоком кашле.

Нью-Йорк наркотический – это этнические кварталы, где на железных балконах в горшках растет марихуана. Этим не занимаются лидеры общин, влиятельные фигуры в криминальном мире. Им доставляют мешки с наркотиками для хранения и распродажи. У каждого строго очерченная территория сбыта. Среди наркоторговцев есть выходцы из бывшего СССР.

Нью-Йорк наркотический – это, наконец, космические съемки произрастания коки и опиумного мака, подпольных наркопроизводств на обоих полушариях, радарная слежка за курсом подозрительных океанских кораблей. Банки, участвующие в финансировании международных антинаркотических проектов. Миллиарды долларов направляются на борьбу с наркотиками из федерального бюджета.