Двое мужчин пронесли мимо меня в кабинет носилки. На них ]]>женщина с испуганными глазами]]>. У нее отнялись ноги. Отец что-то говорит ей негромким голосом, а потом приказывает подняться и идти к нему. Не сводя глаз с отца, женщина поднялась и шагнула к нему. Так я впервые увидел действие гипноза.

– Что это? – потом я спрашивал отца.
– Истерический паралич.

Только позже, став студентом-медиком, я стал понимать поразившую меня сцену. Словами, жестами, оттенками голоса отец привел больную в гипнотическое состояние и помог ей мобилизовать скрытые возможности нервной системы.

Внушение и лечение словом издавна свойственны кыргызской народной медицине и этике кочевников Центральной Азии. Они полностью доверяли знахарю или шаману, и эта абсолютная подчиненность воли больного приказам и действиям целителя была необходимым условием психотерапевтических сеансов.

К восприятию методов народной медицины Болсунбек Назаралиев был предрасположен своей родословной. Древний род кытай, к которому восходит отцовская линия, уходит корнями к тюркам дочингисхановских времен. Род по линии моей мамы был известен искусными дипломатами. А бабушка по материнской линии – Айша, слыла ясновидящей. Мне кажется, что от прабабушки и всей ее родни передалась отцу, а вслед за ним и мне, способность лечить наркоманию и алкоголизм внушением и гипнозом.