Лагерь беженцев «Хурасан». Вдоль дороги торговые палатки с железными весами, картошкой, помидорами, зеленью. Люди в длиннополых рубахах и шароварах едут па ишаках по обочине, едва не доставая сандалиями земли…

Лагерь афганских беженцев – глиняный кишлак, он отличается от других, виденных мной по дороге, лабиринтом более узких кривых улочек. Здесь живут две тысячи афганских ]]>семей]]>.

Под навесом, сидя рядом по пять-шесть человек, они вручную ткут ковры. Многие торгуют овощами и всяким барахлом, а молодые и смелые постоянно ездят в Афганистан, в приграничные с Пакистаном районы, возвращаясь с партиями гашиша, опиума, героина. Чаще всего пункт назначения лагерных наркоперевозчиков провинция Бадахшан. Многие беженцы оттуда родом, там остались родственники и друзья, готовые заранее готовить товар. Перевозчиков ловят, но наказания никого не останавливают

Рынками сбыта являются и сами эти лагеря, где сошлись люди, потерявшие близких, повидавшие ужасы, от которых не могут прийти в себя даже двадцать лет спустя. В сонном состоянии, при общей заторможенности, когда затуманено мышление и ослаблена память, им легче. В новой среде, не умея приспособиться к ней, вчерашние лавочники, конторщики, военные, ремесленники, учителя, каменщики получают ощущения, какие ожидают, а с этими ощущениями им не так тяжело переносить то, что еще недавно казалось непереносимым.
Среди употребляющих наркотики много беженок, в том числе молодых матерей. Когда надо работать или что-то делать по дому, а ребенок плачет, ребенку мажут губы водным раствором опиума, и он засыпает. Я видел под навесом рядом с работающими ковровщицами спящих на полу детей от годика до трех. Они могут спать весь день

Опиум – средство успокоения. Детям дают раствор вместо чая. Матери, поев немного опиума, чувствуют себя бодрее, работоспособнее. С опиума начинают рабочий день все афганские ковровщицы. В лагере употребляет опиум каждый третий…